«Кодекс принца» Амели Нотомб

Непримечательной была бы для нас, русскоязычных читателей, современная литературная Бельгия, не приюти она на своей территории редкую птицу по имени Амели Нотомб. Да и сказать «приютила» было бы слишком много, ведь родилась наша бельгийка в Японии, а обитает преимущественно в столице франкофонного мира — Париже.

Мадемуазель Нотомб любит темные тона и легкий привкус декаданса. Но более всего ей по нраву ставить персонажей своих компактных романов на грань между тотальным коллапсом личности и ее чудесным преображением. Почти каждый из романов — занимательный хронометраж окукливания невзрачных гусениц, когда у героев лишь два варианта: взмыть в небо мотыльком, либо превратиться в высушенную мумию, в памятник неудачной попытке сбежать от притяжения собственной судьбы.

Герою «Кодекса принца», Батисту Бордаву, достается именно такой шанс, пусть и при весьма компрометирующих обстоятельствах. Его повседневность и род занятий столь скучны, что их не то что не тянет упоминать, их даже вспомнить сложно. Посему, когда на пороге его дома внезапно отходит в лучший мир незнакомый яппи из Швеции (один лишь «Ягуар» которого выглядит дороже всей жизни презренного клерка), Батист недолго думая решает взять напрокат красивую и явно состоявшуюся жизнь покойного… сейчас заглянем в паспорт… Олафа Сильдура!

А почему бы и нет? Ведь хозяину она, похоже, уже не пригодится. При этом внешне они довольно похожи. Вот только кто бы знал, что прилагается в комплекте к изобилию, роскоши и ореолу власти, что унаследованы от таинственного усопшего. Какие тайны скрывает его профессия, его знакомства, его вилла в Версале и, главное, живущая на ней женщина грез по имени Сигрид?

Но не надейтесь, не ждите детектива. Нотомб не потеряла форму и непременно разрушит несколько банальных сценариев, чтобы сыграть свою, как всегда, непредсказуемую игру. Чтобы расправить крылья, герою всего лишь пришлось «умереть», расставшись с прежним собой, как с пустой заскорузлой куколкой. И ничего, что крылья, в общем-то, чужие: вся его прежняя жизнь казалась ему еще более чужой. И можем ли мы винить его за это?..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *